В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

День Черноморского флота. Рассказ об уникальном музее в Москве

В чём разница между формулировками названия известного мемориала в : «Памятник затонувшим кораблям» и «Памятник затопленным кораблям»? В том, что люди, которые говорят об этом, не знают истории. Так считает руководитель единственного в музея истории Черноморского флота имени П. А. Моргунова . Об истории страны, воспитании нашей молодежи и о будущем музейной педагогики Анатолий Михайлович побеседовал с корреспондентом накануне Дня Черноморского флота.

День Черноморского флота. Рассказ об уникальном музее в Москве
Фото: ИА RegnumИА Regnum

Анатолий Михайлович, когда и по чьей инициативе был создан музей Черноморского флота в Москве?

Видео дня

В 1979 году, по инициативе председателя Совета ветеранов Черноморского флота, генерал-лейтенанта в отставке , было принято решение о создании музея истории Черноморского флота, на площадке Дома детского творчества, который находился в границах Севастопольского района города Москвы. У нас в зале №6 до сих пор осталась карта Севастопольского района столицы советских времен. Тогда по инициативе Совета народных депутатов Севастопольского района было выделено помещение — 522 квадратных метра, практически весь третий этаж нашего здания, для создания этого музея.

В создании каждой экспозиции музея принимали участие и члены Совета ветеранов Великой Отечественной войны, которых сейчас, к сожалению, осталось уже очень мало.

А в те времена в Совете ветеранов Краснознамённого Черноморского флота было 1500 человек, и около 120 из них приняли участие в создании музея.

Помощь оказывал и Севастопольский музей Черноморского флота, и Центральный музей Военно-морского флота в (позже Санкт-Петербурге). Все стенды первой экспозиции музея создавались под руководством специалистов государственного масштаба. Из аппарата командования Главного штаба ВМФ, Черноморского флота, от всех частей и соединений присылали экспонаты, фотографии, архивные документы, и на базе этих материалов создавалась экспозиция нашего музея. Сейчас она насчитывает более трех тысяч единиц хранения. Это вооружение с кораблей, фотографии, макеты, подлинные документы, например наградные листы, форма одежды, иногда — с медалями и орденами. У нас есть даже корабельная пушка образца 1837 года, она подлежит реставрации. Есть макет противокорабельной ракеты комплекса «Сопка С-2» — это советский подвижный береговой ракетный комплекс с противокорабельной крылатой ракетой «Комета», особые навигационные устройства, нактоузы, компасы. Музей открылся 8 мая 1985 года. То есть в этом году музею исполнилось 36 лет.

Память о подвигах героев войны священна, незыблема, не подвержена времени, нетленна. Эти чувства новым поколениям призваны передавать, прививать люди, участвовавшие в этих событиях, испытавшие лихолетье военных лет, знающие и помнящие те события. Лучшим местом для такой работы стали музеи боевой славы школ, других учебных учреждений, предприятий, организаций, созданные по всей стране. В Москве из 1500 объектов для патриотического воспитания молодежи заслуженной популярностью и авторитетом пользовался Дом пионеров и школьников «Севастополец» на Черемушкинской улице Юго-Западного административного округа.

Почему именно на этой улице, в этом районе он появился? Да потому, что здесь нашлись неравнодушные люди, истинные патриоты Отечества, служившие и воевавшие в составе Черноморского флота, защищавшие .

Своеобразным задающим генератором идеи создания «Севастопольца» стал фронтовик генерал-лейтенант Пётр Алексеевич Моргунов. Его поддержал адмирал флота Советского Союза , в администрации Севастопольского района выделили помещение, нашлись энтузиасты по его оборудованию, оснащению, разработке плана экспозиций. Неоценимый вклад в оформление музея внес художник Борис Павлович Спичак. Около пяти лет сюда поступали экспонаты от участников сражений, ветеранов Черноморского флота, из городов-героев Севастополя, , , плодотворно работала группа «Поиск». Гордостью музея стали снимки фронтового корреспондента Алексея Михайловича Межуева.

Открытие музея состоялось 8 мая 1985 года к 40-летию Великой Победы.

Посетители могут осмотреть экспонаты шести залов. В «Историческом» рассказывается о зарождении Черноморского флота и его базы города Севастополя. С 73-дневной героической обороной Одессы могут ознакомиться во втором зале. Другие экспонаты и стенды рассказывают о подвигах защитников Севастополя, боевых действиях эскадр и авиации, о современном Черноморском флоте. Завершается музей выставочным залом с уникальными снимками фронтового фотокорреспондента Алексея Межуева.

За годы работы «Севастопольца» через него прошли десятки тысячи учащихся школ не только района и города Москвы, но и из других регионов России. Он является хорошей базой для проведения патриотической работы с молодежью. Здесь регулярно проходят конференции, «круглые столы», тематические вечера, выставки, встречи.

Образовательный проект музея истории Черноморского флота является частью программы «Москва — Крым — территория талантов», рекомендованного Департаментом образования и науки города Москвы. Квест «Хранители истории» выполняет одну из важных задач проекта — противостояние попыткам фальсификации истории, которых, к сожалению, становится всё больше и больше.

Мы сейчас с Вами находимся в прекрасном здании Дворца творчества детей и молодежи «Севастополец». Что находилось в нём к моменту открытия музея?

С 1950-х годов здесь находилась обычная общеобразовательная школа. А с 1983 года здесь был организован Дворец пионеров и школьников «Севастополец». Сейчас наша организация называется «Дворец творчества детей и молодежи «Севастополец».

Рассказывает Валерия Викторовна Курникова, основатель музея истории Черноморского флота:

Все дети, которые поступают в различные студии и секции нашего Дворца, обязательно проходят через музей истории Черноморского флота. Здесь им рассказывают, откуда возникла идея музея, почему он создавался именно в нашем Дворце творчества детей и молодежи. Все наши секции и студии обязательно имеют в своей работе морскую тематику — это своеобразная «визитная карточка». Как «Севастопольский вальс», которым мы начинали и сейчас начинаем все наши мероприятия. Наши танцевальные студии, например ансамбль народного танца «Калинка», обязательно исполняют матросский танец «Яблочко». Ученики нашей изостудии обязательно приходят в музей и пишут свои картины в его залах.

Кроме того, наш Дворец принимал участие во многих мероприятиях, которые проводились в честь возвращения Крыма и Севастополя в родную гавань. Тогда эта программа называлась «Воссоединение Крыма с Россией», а сейчас — «Москва — Крым — территория талантов». И очень важно, что на протяжении всех лет существования музея мы дружим и обмениваемся опытом с Дворцом пионеров города Севастополя, который теперь называется «Дворец детского и юношеского творчества». Мы участвовали в их фестивалях и конкурсах, они принимали участие в наших, московских. Эта дружба длится более 30 лет.

Благодаря тому, что дети посещали наш музей и участвовали в его мероприятиях, в Юго-Западном округе Москвы были созданы еще пять школьных музеев, посвященных морской тематике. Это музей Героя Советского Союза, подводника Черноморского флота Михаила Грешилова в школе 1212, музей Военно-морского флота и воинской славы в школе 1945 «Синяя птица», музей морской истории имени адмирала Федора Ушакова в школе 1161, музей адмирала Петра Нахимова в школе 626 и музей боевой славы «Морских стрелковых бригад» в школе 1287. И мы находимся во взаимосвязи с этими музеями, мы проводим общие мероприятия.

И очень важно помнить о преемственности поколений в нашем Дворце и в музее. У нас существовала секция экскурсоводов, и ребята, которые в ней учились, а потом окончили школу, институты и университеты, приводили в ту секцию своих детей. И благодарили за то, что у них была развита речь, коммуникабельность и тому подобное. Многие наши выпускники стали руководителями наших отдельных секций, студий, где занимаются уже их дети.

Кроме того, мы реализуем программы по изучению морской топонимики. В Юго-Западном округе Москвы очень много «морских» названий — Севастопольский, Нахимовский, Балаклавский проспекты, Азовская, Керченская, Одесская улицы, улица Грешилова в Ясенево, улица Ушакова в Бутово. И когда мы проводим конкурсы, мы обязательно даем историю названия этих улиц и даже проводим квесты — ребята сначала изучают материал, а потом находят по карте и на местности эти места. Это уже из области краеведения, как вы понимаете.

Краеведение интересно еще и тем, что мы рассказываем и глубокую историю нашего района, еще с тех времен, когда на этих территориях в XII веке появились племена вятичей, а потом — о петровских временах, когда земли в нашем районе были пожалованы князю .

И, конечно, рассказываем довоенную и военную историю, которая огромна — ведь здесь был последний рубеж обороны Москвы, горожане рыли здесь противотанковые рвы, здесь стояли части противовоздушной обороны, стрелковая дивизия. И на юго-западе Москвы остались еще семьи старожилов Зюзинской волости, где сейчас находится главное здание . С общению к ними мы тоже стараемся привлечь детей, которые посещают секции нашего Дворца творчества детей и молодежи.

Анатолий Михайлович, в 1985 году музей открылся, но через четыре года началась перестройка, началась разваливаться страна, начался разваливаться бюджет. Как удавалось выживать в те труднейшие годы?

Надо сказать, что Москва нас никогда не бросала. Музей работал, здесь существовали кружки, разнообразные клубы по интересам, например, даже поисковиков, которые даже в самые тяжелые времена ездили в поисковые экспедиции. Жизнь во Дворце пионеров и школьников никогда не прекращалась. «Бурлила», несмотря на трудности в стране. Для нас всегда во главе угла стояло воспитание детей, мы работали для того, чтобы дети не остались «на улице». У нас всегда были кружки, секции, мы всегда с детьми занимались. Сейчас на базе музея я, например, веду две группы: «Домашний корабел» — это основы судомоделирования, и «Азы морского дела», где детям преподается история морского флота России, какими бывают корабли, какова организационная структура флота, где мы изучаем такелажное дело, вяжем морские узлы, строим модели кораблей в технике оригами, из любого подручного материала — бумаги, картона, пластика.

Вообще, музейная педагогика — очень интересная история, и она всегда существовала во всех, наверное, Домах пионеров Советского союза, во многих музеях. Но в какой-то момент, мне казалось, эта история была заброшена. А у Вас здесь, насколько я понимаю, никогда ничего не останавливалось…

Совершенно верно. Никогда ничего не останавливалось и не прекращалось. Знаете, в Древней людей, которые изучали историю своего города, своей страны, называли «Homo politicus», а тех кто не изучал — «homo idioticus» — человек, который не приносит никакой пользы обществу, своей стране. Это исторический факт. И наш великий историк говорил о том, что «история — это не учительница, это надзирательница. Она ничему не учит, но жестоко наказывает за незнание уроков истории». Иными словами, народ, которой не знает своей истории, не имеет будущего.

Отношение к истории, к музеям у молодого поколения какое-то нейтральное. И я всегда говорю своим слушателям в музее, свои ученикам — историю страны надо изучать с истории своей семьи. «Кто из вас назовет мне фамилию, имя и отчество своих дедушки и бабушки по материнской и по отцовской линии?» И, знаете, из группы в 20 человек один, разве что, робко назовет либо дедушку либо бабушку. И я всегда говорю своим ученикам: «Я бы хотел, чтобы вы имена и историю своей семьи золотыми буквами вписали в историю своей школы, своего города, в историю нашей страны. И если сейчас вы не знаете, как зовут ваших бабушку и дедушку, то у Вас нет будущего, ведь и ваши внуки не будут знать вас». А история страны, повторюсь, всегда начинается с истории своей семьи.

Расскажите мне, пожалуйста, историю своей семьи, Анатолий Михайлович…

Все мои предки, мои родители, родом из старейшего молоканского Исмаиллинского района , которое было основано в 1848 году. В 1961 году мои родители переехали в , где прошло моё детство и юность. В 1978 году я окончил среднюю школу и поступил в Каспийское Высшее военно-морское училище, которое окончил в 1983 году. По своему желанию я получил назначение на Северный флот, и 25 лет проходил там службу. Это была , потом в . Потом я перевелся в Центральный аппарат , проходил службу здесь, в . Потом я вышел в запас. После этого мне поступило предложение возглавить Московский городской детский морской центр имени Петра Великого. Он находится на Водном стадионе. Я руководил им три года, и, собственно, тогда и познакомился и начал взаимодействовать с музеем истории Черноморского флота. Бывший руководитель музея, Валерия Викторовна Курникова, которая стояла у истоков создания музея, предложила мне работать в музее. И я принял это предложение.

Вам понравилось здесь работать?

Примерно год мы поработали совместно — я все-таки в большей степени «технарь», но история, особенно история флота, мне всегда была интересна, со школьной скамьи. А здесь так много экспонатов — и о каждом можно так много рассказать. Например, старинная консервная банка, которую в музей привезли наши поисковики. Что в ней, казалось бы, интересного? Но если начать копаться, то мы узнаем, что родоначальником консервирования был французский кулинар Николя Аппер, который еще в 1801 году изобрел способы консервирования, еще для наполеоновской армии, и получил высшую французскую награду из рук самого Наполеона Бонопарта. Уже в Первую отечественную войну 1812 года французская армия снабжалась подобными мясными консервами. А в 1854 году, когда союзные войска — Англия, , Шотландия, Сардиния и — во время Крымской войны высадились в с целью уничтожить российский Черноморский флот, уже снабжались регулярно этими консервами.

Или выставка фотокорреспондента Алексея Межуева у нас в музее. Что о ней можно сказать? Например, военный корреспондент ? А это ведь тот человек, который написал вместе с «12 стульев» и «Золотой теленок». А позже — «Одноэтажную Америку». А ведь подлинная фамилия Евгения Петрова — Катаев, и это не кто иной, как родной брат писателя , который написал, например, книги «Белеет парус одинокий» и «Алмазный мой венец» — прекрасные книги о Чёрном море.

Или , участник обороны Севастополя, еще подпоручиком артиллерии участвовал в ночных вылазках. Всем известны его «Севастопольские рассказы». Но тем не менее во время Крымской войны не стоять на защите своего Отечества было просто позорно. Воевали практически все, в Севастополь приехал великий русский хирург . Вы помните историю первой легендарной медсестры, , знаменитой Даши Севастопольской? А Вы знаете, что существует медаль Международного имени Флоренс Найтингейл? Она вручается добровольным сестрам и братьям милосердия. Ею была даже награждена , Герой Советского Союза, которую ласково называли «Катюша». Небольшая экспозиция о ней есть в нашем музее. Флоренс Найтингейл принимала участие в Крымской войне на стороне англичан. Но почему, например, у нас не создали награды в честь Даши Севастпольской? Я повторюсь — надо знать свою историю. Иначе вас забудут, о вас не будут знать ничего.

Да, если нет традиции, то научить очень сложно…

Но ведь мы ходили в школу, мы знали всех пионеров-героев, молодогвардейцев, всех наших героев… А теперь у нас появляются такие мальчики, как «Коля из », который публично приносит извинения за погибших во Второй мировой войне немецких солдат. О чём здесь можно говорить? Вот так размывается наша история. Как говорил историк , «история правдиво описана от падения до падения Наполеона. То, что было до падения Трои — туманно, то, что от падения Наполеона до сегодняшнего дня — вранье».

Но всё же я благодарен музею истории Черноморского флота за то, что у нас всё очень конкретно, исторические моменты, основные вехи — мы всё это знаем. А то, что нам перевирали, — мы знаем тоже.

То есть главное, что у нас было раньше — это факты. А сейчас — всё больше интерпретации, и часто, к сожалению, навязанные…

Да. И это отвратительно. Нужно всегда говорить правду. Конечно, иногда бывает так, что люди, которые казались нам незыблемыми героями, когда узнаешь о них новые исторические факты, думаешь — не надо было их так «обожествлять». Но всё же надо говорить правду — и хорошее, и плохое. «Слаб человек, ибо человечен». И, конечно, ничто не является хорошим или плохим — всё зависит от того, как мы смотрим на вещи. Так говорил .

Давайте всё же вернемся к музею истории Черноморского флота. Когда я была в музее в первый раз, сюда пришла экскурсия кадетов…

Да, это верно. Бывают и кадеты, и суворовцы…

В музей же так просто, «с улицы», не попадешь?

Есть педагоги, которые знают о нас и приводят своих учеников… Наш музей сейчас имеет статус школьного музея. Сам я сейчас являюсь педагогом дополнительного образования, и определенные дни у меня заняты, но в целом мы открыты для общения. Различные социальные или обучающие центры, которые знают о нас и хотят провести экскурсию, согласовывают с нами дату, и мы принимаем их в музее. Проводим экскурсии и тематические, и обзорные. Проводим экскурсии и для совсем маленьких детей — из младших классов, даже из детских садов из Москвы, из Подмосковья. Но тут, конечно, стараемся сделать так, чтобы и маленьким ребятам было интересно — квесты, викторины, мастер-классы, опять же, по вязанию морских узлов. Для нас главное, чтобы им было интересно. Иногда, например на 23 февраля, — провели небольшую экскурсию, повязали морские узлы, поперетягивали канат, тут же научились делать кораблики из картона, тут же раскрасили, тут же папам подарили. И тогда не только дети, учителя и воспитатели, но даже родители выходят отсюда в восторге. Многие поколения узнают для себя много интересных фактов.

Анатолий Михайлович, как Вы видите будущее музейной педагогики?

В первую очередь это, конечно, реализация концепции «средового музея». Чтобы не просто висели фотографии, стояли экспонаты, не просто присутствовали в экспозиции элементы формы одежды. Но должна быть визуализация и звук. Чтобы ребята, когда входят в залы музея, слышали бы звуки моря, чтобы был хороший аудиогид. Чтобы это было по-настоящему ярко и интересно, чтобы дети погружались в атмосферу того времени. Как экскурсовод я сам готов примерить на себя соответствующие костюмы. Сейчас так хорошо сделан музей космонавтики, Дарвиновский музей. По большому счету, это не очень затратно. Но за средовыми музеями, определенно, будущее. Главное — чтобы эти занимались профессиональные люди.

Потому что если, будучи в Севастополе, человек не понимает разницы между формулировками «Памятник затонувшим кораблям», и «Памятник затопленным кораблям», то он не понимает истории. А суть этих разночтений в том, что славные корабли не затонули — они были затоплены, чтобы предотвратить прорыв к Севастополю вражеской эскадры. Только на людях, по-настоящему преданных истории и по-настоящему знающих историю, будет держаться наше дело.

Историческая справка:

Во время Крымской войны, когда английский, французский и турецкий флоты подступали к берегам Севастополя, князь Александр Меншиков отдал приказ затопить часть устаревших судов на входе в Севастопольскую бухту. 11 сентября 1854 года пять кораблей и два фрегата бросили якоря и выстроились в линию с севера на юг.

Подобную тактику оценили даже неприятели. «Если бы русские не заградили вход в Севастопольскую бухту, затопив пять своих кораблей и два фрегата, я не сомневаюсь, что союзный флот после первого же выдержанного им огня проник бы туда с успехом и вступил бы из глубины бухты в сообщение со своими армиями», — сказал вице-адмирал Фердинанд Гамелен.

Команды затопленных кораблей продолжали защищать город на берегу. После осенне-зимних штормов российское командование с ноября по февраль 1854 — 1855 годов затопило еще девять судов. А в августе 1855 года, когда защитники перешли с Южной стороны на Северную, были затоплен оставшийся Черноморский флот. Но это один из самых трагичных, но самых славных подвигов в его истории.