Ещё

Карин Кнайсль: Путин обладает изысканными манерами, присущими европейцу 

Бывший министр иностранных дел  зашла в зал гостиницы в накинутом на плечи павло-посадском платке, который когда-то подарил ей глава . За несколько дней в  она успела не только посетить любимые места, но и посмотреть «Баядерку» в Большом театре. Известная в  как женщина, на свадьбу к которой прилетал президент , Кнайсль старается дистанцироваться от этого образа: за ним стоит незаурядная личность, дипломат, журналист, писатель. В интервью NEWS.ru экс-глава МИД Австрии рассказала о презентации своей новой книги, о русском менталитете и о том, почему ей захотелось пригласить Путина на свадьбу.
Потеря международной дипломатии
— Здравствуйте, госпожа Кнайсль. Рады приветствовать вас сегодня в Москве. Вы приехали представить новую книгу. Почему для презентации была выбрана российская столица?
— Прошлым летом, когда мы обсуждали книгу с издателем, меня сразу же спросили — возможно ли перевести её на русский? Книга посвящена Евгению Савойскому, человеку, который провёл часть жизни на севере и на востоке . Он служил в австрийской армии и австрийском суде в XVIII веке.
А началось всё с того, что пять лет назад мне задали вопрос: могу ли я написать книгу о нём для молодых читателей в возрасте от 10 до 15 лет. И я сразу же согласилась, потому что принц Евгений — изумительная личность: не только военный гений XVIII века, но и человек, который популяризировал науку и искусство в Австрии, был прекрасным организатором. Его детство было сложным: принц был никому не нужным ребёнком, но в итоге он стал тем, кого по праву можно назвать европейским гением. Во всяком случае к своей книге «Принц Евгений. От безвестности к европейскому признанию» я написала такой подзаголовок. Галерея Бельведер дала права на публикацию на русском языке российскому изданию, и я очень рада была представить эту книгу в московском Пушкинском музее.
— Вы посещали Москву довольно часто. Заметно ли, как меняется город?
— Те районы, которые я знаю, — да. Я не очень хорошо знакома с периферией, но мне кажется Москва — элегантный город с европейским духом, который отражен в страсти его жителей к музеям.
Вчера рано утром (8 декабря. — NEWS.ru) мы пошли в музей на выставку (английский портретист, пейзажист и гравер XVIII века. — NEWS.ru) и были приятно удивлены — там было много семей с детьми всех возрастов. Для меня это — проявления настоящего европейского духа: ты ведёшь своих детей в музей в воскресное утро и делишься с ними любовью к искусству. Субботним вечером мы гуляли по территории ВДНХ и, конечно, ездили на метро — самой красивой подземке в мире: станции метро Москвы и  обладают особенной красотой.
— В ряде западных стран говорят о токсичности любых контактов с русскими. Каково ваше мнение?
— Я принадлежу к тому кругу людей, который вырос в дипломатической среде. Ещё когда мне было 20 лет, я вынесла одну важную вещь: надо уважать друг друга и вести диалог на равных. Кажется, что-то из этого мы потеряли в дипломатии. Свою лекцию в дипломатической академии МИД я так и назвала — «Потеря дипломатии», поскольку официальные речи, когда мы противостоим друг другу со своих позиций, заменили настоящее общение, мы, по сути, отказались от настоящего диалога на равных.
Вы задали вопрос о взаимодействии с Россией: я часто думаю о том, как на данный момент функционирует дипломатия. А она должна включать, например, и такие площадки, как форум общественности — Сочинский диалог, который я инициировала вместе с министром Сергеем Лавровым в апреле. Речь о контактах на всех уровнях, в частности касающихся реального взаимодействия, культуры, науки, бизнеса. Как я поняла из новостей, президент Франции изменил свою позицию и полагает, что Россия — партнёр, с которым мы должны взаимодействовать именно в этом качестве.
— Такой диалог уже принёс свои плоды?
— Думаю, его итогом может стать активная позиция молодёжи. На прошлой неделе я была на концерте в Вене, где выступали талантливые российские музыканты. А это взаимодействие на уровне персональных контактов, когда молодые музыканты и художники обмениваются опытом. Ещё более важно для нашего проекта — привлекать людей не только из больших городов, но и из регионов. Австрия миниатюрна по сравнению с Российской Федерацией, но нам тоже хочется привлечь регионы стран континента, которые шире, чем сама Австрия. Например, в октябре у нас состоялась конференция Института регионов Европы (базируется в Австрии. — NEWS.ru).
Спонтанный шаг
— Вы пригласили Владимира Путина на свою свадьбу, он принял приглашение. Что двигало вами?
— Прежде всего, мы пригласили вашего президента для того, чтобы разделить с ним радость. 5 июня 2018 года Владимир Путин находился с визитом в Вене, и в тот же день я получила напечатанные свадебные приглашения. Я отправилась в Венский музей истории искусств, чтобы отдать их президенту и канцлеру Австрии. В это время российский и австрийский президенты вместе посещали музей, поэтому я спросила своего мужа — стоит ли нам также вручить приглашение Владимиру Путину? — даже не предполагая, что он его примет. Мы подошли к президенту Путину, я представила ему моего на тот момент ещё жениха, и сказала, что мы оба уже в возрасте за 50 и впервые женимся. Владимир Путин посмотрел на нас и ответил: «Вы очень интеллигентная женщина, а вы наверняка очень мужественный мужчина». Так что это был действительно спонтанный порыв и желание поделиться радостью.
И, как я уже отмечала во многих интервью, я посетила огромное количество скучных свадеб, но наше торжество было вовсе другим, особенно благодаря артистам (кубанским казакам. — NEWS.ru), которых привёз с собой Владимир Путин. Событие было приятным и, как мне кажется, все хорошо провели время на нашей свадебной вечеринке.
— Российский президент хорошо танцует?
— Владимир Путин обладает всеми изысканными манерами, присущими настоящему европейцу по духу, что включает и танцы, и галантное обхождение. Поэтому вальсировать с ним было одно удовольствие.
— К сожалению, ваше решение пригласить Владимира Путина было позже раскритиковано в прессе. Что сказали вам коллеги?
— Мои коллеги-министры никак это не комментировали, хотя через 10 дней после свадьбы у нас был неофициальный совет министров иностранных дел Европы. Мне только желали всего хорошего и поздравляли со свадьбой.
— Почему, на ваш взгляд, была такая разница в реакции медиа и коллег?
— Мне не хотелось бы обобщать все СМИ, но, думаю, произошло какое-то недоразумение. Некоторым показалось это просчитанным ходом, хотя никакого планирования и в помине не было. Многие в медиа не понимают, что дипломатией можно заниматься на совершенно разных уровнях.
Меня обвинили в том, что я не могу действовать как частное лицо, и я ответила, что это была частная церемония, которую я сама оплатила. Но опять же в этом усмотрели какие-то другие вещи.
— Вы неоднократно виделись с российским президентом и заявляли, что обсуждали с ним не только политические темы. Можно узнать, какие, например?
— Сейчас многие хотят быть теми, кого стало популярно называть chill politicians — серьёзными политиками. Владимир Путин — действительно серьёзный политик, с которым можно обсудить историю, географию и более широкий контекст. У меня было несколько возможностей пообщаться с ним тет-а-тет, и мне всегда было приятно его слушать и делиться своими мыслями. Ведь людей с широким восприятием мира не так много. К сожалению, многие, кого я знаю, не отходят от узкого восприятия действительности, от своих заготовок, читаемых по бумажке. Президент Путин как раз один из собеседников, с которыми можно обсудить глубокие темы, где каждый выражает свою точку зрения.
Тур по России
— В одном из недавних интервью вы сказали, что хотели бы проехаться по России. Какие города вы бы хотели бы посетить и кого взяли из российских сопровождающих?
— Знаю точно, что Москва и Санкт-Петербург — это не Россия, как и Вена — не вся Австрия. Поэтому мне бы хотелось посмотреть российские регионы. Конечно, всё будет зависеть от того, как спланирована поездка, которая могла бы состояться, например, благодаря презентуемой мной книге.
Есть и другие книги, которые я собираюсь публиковать, одна из них посвящена дипломатии. Я открыта к предложениям и верю в силу маркетинга, но всё-таки я бы хотела посетить не только большие города, но и небольшие сёла. Я сама последние 20 лет живу в маленьком селе и знаю, как отличается менталитет людей, их проблемы и приоритеты.
Я считаю себя жительницей села, но это не отбирает у меня возможность воспринимать мир во всей его широте, и книги — проводник в этот мир. В этом смысле не нужно жить в большом городе, чтобы понимать происходящее глобально.
Что касается того, с кем бы я поехала по России, то — с моим мужем, если у него будет время и желание.
— Вы могли бы себя представить путешествующей, например, по Транссибу?
— Да. Это всегда было моей большой мечтой: я посмотрела много документальных фильмов и люблю передвигаться на поездах. В своё время, когда билеты на поезда были намного дешевле, чем на самолёт, я ездила таким образом во Францию и Испанию. Но, честно говоря, я не уверена, хватило бы меня на весь путь до Владивостока.
— И вас бы не смущало общение с людьми в поезде?
— Каждая поездка в поезде намного интереснее на уровне межличностной коммуникации, чем полёт на самолёте: я каждый раз здороваюсь, когда занимаю место на борту, но люди часто даже не отвечают и не смотрят тебе в глаза. В поезде всё по-другому. Не знаю как сейчас в России, но в Австрии система купе была изменена. Раньше было шесть мест, люди сидели лицом друг к другу, и, следовательно, имели возможность поговорить, но теперь пассажиры сидят рядом с друг другом, как в самолёте. Тем не менее в поезде больше возможностей для общения.
— Вы говорили, что любите и читаете классиков русской литературы. У российских любителей классики есть условное разделение на два типа читателей: те, кто предпочитают Толстого, и те, кто — Достоевского. К какому типу вы себя отнесёте?
— К тем, кто любит Толстого.
— И какое произведение вам больше всего нравится?
— Повесть «Казаки» — она до сих пор современна. Конечно же, роман «Война и Мир» — это настоящий шедевр, и он обо всём: о любви, о смерти, о войне. Но именно от «» у меня до сих пор мурашки — роман очень крепко проникает в душу женщины. Толстой не только рассказал о реакции общества, которое критикует героиню, но целиком погрузил нас, читателей, в её мировосприятие. Некоторые исследователи предполагают, что жена Толстого София принимала непосредственное участие в написании романа, поэтому женская психология так хорошо и раскрыта. Но мы этого точно не знаем.
— Спасибо огромное.
— Спасибо вам.
Комментарии 3
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео