Ещё

Зачем Путин отправляет к Трампу Лаврова 

Внезапный визит: зачем Лаврова отправляют к Трампу
Фото: Александр Щербак/ТАСС
во вторник едет в Вашингтон. Сразу после встречи в верхах в «нормандском формате» в Париже глава проведет переговоры в американской столице. Наверняка будет встреча с Трампом — вторая за все время его президентства. При нынешнем состоянии российско-американских отношений — это важнейшее событие. Но чем вызван внезапный визит?
Информация о визите Сергея Лаврова в  просочилась только за несколько дней до его начала, когда российский МИД подтвердил, что поездка «активно прорабатывается». Секретность, впрочем, неудивительна — учитывая внутриполитическую ситуацию в США.
Белый дом не заинтересован в утечке информации. Пускай попытка подвергнуть Трампа импичменту и не имеет шансов на успех, все же любая новость на «русскую тему» будет тут же разыграна американской прессой против президента США. А встреча с Лавровым — прекрасный повод напомнить всем американцам о том, что их президент — это «русская марионетка». Вроде бы абсурд, но ведь после предыдущей встречи Трампа с Лавровым было именно так. Президента даже подозревали в том, что он выдал соратнику Путина какие-то секреты. С тех пор Лавров в Белом доме не был, а ведь прошло целых два с половиной года.
Да, первая и единственная встреча Трампа с Лавровым состоялась в мае 2017 года. Да и вообще до сих пор это была единственная встреча нынешнего американского президента с русским в стенах Белого дома (для сравнения: Путин за это время встречался в  и  с Тиллерсоном, и Помпео). Да, были несколько встреч Трампа и Путина. Но, впрочем, лишь одна из них, прошлым летом в , была отдельной от международных саммитов, то есть специально организованной.
Именно тогда стороны, понимая всю сложность положения Трампа, находящегося под постоянным давлением «русского дела», договорились установить специальный канал постоянных переговоров и консультаций, выбрав для этого помощника по национальной безопасности Джона Болтона и секретаря Совбеза . Именно на них фактически и легла обязанность проведения регулярных встреч и консультаций — при том, что никакого постоянного формата встреч Лаврова с его американскими коллегами (сначала Тиллерсоном, а потом и Помпео) не сложилось.
Но и канал Патрушев — Болтон, энергично начавшись, скоро забуксовал. Последняя их встреча состоялась в июне в Иерусалиме, причем в основном она была посвящена ближневосточной тематике. А в сентябре Болтон был отправлен в отставку — и российско-американский формат снова оказался с американской стороны бесхозным.
Новый помощник Трампа по национальной безопасности к двусторонним отношениям пока что не подключался, а Майк Помпео мало того, что плохо разбирается в международных делах (и уж тем более в их истории), так еще и не слишком рвется на русский фронт. Да, в мае этого года Помпео прилетал к Путину в Сочи по сути в качестве личного посланника Трампа. Тогда президенту США казалось, что он наконец-то может заняться отношениями двух стран, ведь комиссия Мюллера закончила свою работу, не найдя признаков сговора Трампа с Кремлем.
Летом Трамп и Путин встретились в Осаке, на полях «Большой двадцатки», но уже осенью в Штатах началась новая серия антитрамповского спектакля. Теперь уже речь шла о попытке импичмента за разговор с украинским президентом Зеленским и попытку добиться расследования коррупционных дел семьи Байденов, то есть русская тема вернулась Трампу в другом обличье. Спикер палаты представителей Нэнси Пелоси, говоря об импичменте, постоянно вспоминает про Россию и Путина.
Контакты с русскими снова стали для Трампа токсичными. Однако именно сейчас он готов встретиться с Лавровым (ради разговора с Помпео министр иностранных дел России не полетит через океан). Почему именно сейчас?
Потому что дальнейшее бесхозное состояние российско-американских отношений уже нетерпимо. Нужно что-то делать с тем же договором СНВ-3, не говоря уже о множестве региональных проблем, которые требуют как минимум постоянных консультаций на высоком уровне. Из-за отсутствия возможности для регулярных (хотя бы раз в полгода) встреч на высшем уровне и ликвидации канала Болтон — Патрушев, непонятно кто вообще в США постоянно занимается отношениями с Россией. Две недели назад Лавров в Японии встречался с будущим послом в Москве , который сейчас является первым заместителем госсекретаря, но скоро приедет в Москву для вручения верительных грамот.
Конечно, сам факт командирования в Россию Салливана говорит о желании Трампа иметь в Москве сильного профессионала, который мог бы постоянно и, не привлекая внимания «вашингтонского болота», вести переговоры с русскими. Но и это не отменяет необходимости поддержания постоянной связи первых лиц. И их самых доверенных представителей, коим Салливан в любом случае для Трампа являться не может.
Но Сергей Лавров — именно такой представитель как России, так и Путина. И в разговоре с ним Трамп будет понимать, что все, что говорит Лавров, как и все, о чем они договорятся, будет равнозначно договоренности с российским президентом. При нынешнем состоянии российско-американских отношений и чрезвычайно редких личных контактах первых лиц, это сверхважная возможность.
Поэтому визит Лаврова в Вашингтон 10 декабря и имеет такое большое значение.
Понятно, что с Трампом будут обсуждаться самые разные темы — от Украины (как раз после встречи в Париже) до Ирана, от Китая до СНВ-3. Именно последняя тема становится сейчас одной из приоритетных: нет лучшего способа реанимировать российско-американские отношения, чем продемонстрировать всему миру готовность двух стран договориться о сохранении и продлении договора. Ну или о заключении нового двустороннего договора, вот только времени для его подготовки остается все меньше и меньше.
Если Трамп все еще думает, что ему удастся разыграть китайскую карту, то есть заключить торговое перемирие с Пекином и при помощи России добиться от Китая согласия на участие в переговорах о новом, трехстороннем СНВ, то ему лучше поскорее избавиться от этих иллюзий. Торговую сделку с Китаем он заключить, конечно, может, но разбить российско-китайский альянс с ее помощью ему не удастся.
Трамп может сомневаться в позиции России по проблеме заключения трехс