Конфликт в Карабахе показал эффективность беспилотников в военных действиях 

Конфликт в Карабахе показал эффективность дронов
Фото: Аргументы Недели - статьи
После военных действий в Карабахе многие эксперты заявили о революции, которая способна изменить тактику, оперативное искусство и даже стратегию армий. Речь идет о массированном использовании беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), или просто дронов. Скептики отмечают, что против сильного противника массированное применение дронов не сработает.
Боевые действия в Карабахе начались с ударов по армянской ПВО азербайджанских БПЛА разных типов. Среди них — турецкие ударные аппараты Bayraktar TB2 с высокоточными ракетами и бомбами, «дроны-камикадзе» Harop израильского производства, которые в том числе наводятся на радиоизлучение радаров ПВО, и несколько видов «камикадзе» малого размера. Известно, что Азербайджан даже использовал в качестве приманки переделанные под БПЛА кукурузники Ан-2.
Сообщалось, что в первые же дни армия Карабаха потеряла десятки установок ПВО, в октябре и ноябре были подбиты несколько элементов дальнобойных зенитно-ракетных комплексов С-300 и одна пусковая установка самого современного из стоящих на вооружении комплекса Тор-М2КМ российского производства.
Позже БПЛА приступили к уничтожению армянских танков, боевых машин, артиллерии и грузовиков, перевозивших боеприпасы и подкрепления. За этим последовала серия ударов по позициям армянской пехоты и по складам с боеприпасами.
В результате тяжелых потерь армян от авиаударов, азербайджанская пехота вышла к жизненно важным районам непризнанной республики — городам Шуша и Степанакерт. К этому моменту армянская армия потеряла почти всю артиллерию.
Интересно, что обе стороны конфликта почти не использовали пилотируемые самолеты — истребители-бомбардировщики и армейскую авиацию (ударные самолеты и вертолеты), хотя каждая располагала множеством единиц такой «традиционной» техники. Эксперты считают, что это не просто замена одного вида авиатехники на другой, а решающий поворот в давно наметившейся революции в военном деле, в котором главным творцом победы, в данном случае, стала турецкая сторона.
Главное достоинство БПЛА — особенно малого и среднего класса — дешевизна создания и эксплуатации. Ударные дроны малого и среднего класса представляют собой платформы для использования высокоточных средств поражения и довольно продвинутых инструментов наблюдения и разведки.
БПЛА вооружают относительно дешевыми боеприпасами, которые, несмотря на размеры и цену, могут поражать на поле боя большинство типовых целей. Огромное преимущество дронов заключается в том, что у них нет пилота.
БПЛА — как ударные, так и разведывательные — это платформа для различных сенсоров, изучающих обстановку и выявляющих цели. Они обмениваются этой информацией в режиме реального времени с операторами, которые, в свою очередь, также в режиме реального времени делятся ею со всей сетью управления боевыми действиями. Дроны легко научить взаимодействовать между собой.
БПЛА по сравнению с пилотируемыми платформами имеют и очевидные недостатки:
  • полезная нагрузка малых и средних дронов невелика;
  • при оснащении дронов всегда нужно искать компромисс между весом боеприпасов и сенсоров;
  • дроны зависят от качества и «дальнобойности» радиосвязи, которая необходима им для взаимодействия с оператором.
Турция создала целостную систему использования дронов, которая позволила им достигать оперативных и стратегических целей в локальных войнах на Ближнем Востоке, в Северной Африке и теперь — в Закавказье. Ее возможностей достаточно, чтобы побеждать в локальных конфликтах с относительно слабым противником.
Можно сделать некоторые выводы:
  • Современные средства ПВО (а тем более средства 20–30-летней давности) плохо приспособлены к «войне дронов»;
  • низколетящие микродроны вроде камикадзе Kargu трудно засечь радарами установок ПВО именно из-за их малых размеров;
  • БПЛА покрупнее явно не являются «стелсами», что признают и турецкие эксперты;
  • рабочая высота дронов типа Bayraktar (6 километров) и тем более Reaper или китайских Wing Loong просто недоступна для старых систем войскового ПВО и большинства переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК);
  • российские производители и военные утверждают, что никаких проблем в борьбе с дронами типа турецких у наших систем нет; российские войска в последние два года постоянно проводят успешные учения по противостоянию БПЛА разных размеров и типов;
  • российские производители признали, что борьба с дронами (особенно малыми) с помощью дорогих ракет возможна, но экономически неэффективна;
  • Россия срочно создает усовершенствованные модели «Панцирей» и «Торов» для борьбы с дронами. В частности, они будут иметь меньшие по весу и цене ракеты и больший боекомплект.
В октябре 2020 года бывший заместитель министра обороны Норвегии Свере Дизен изложил теорию «революции дронов»:
  • Если прогресс дронов и прочих роботизированных систем как платформ для средств разведки, наблюдения, целеуказания и высокоточного оружия продолжится, то вскоре будут созданы целостные системы сетецентричной (дистанционной) войны. Под дронами тут стоит понимать не только нынешние БПЛА самолетной или вертолетной схемы, но и высокоточные ракеты разных классов и управляемые артиллерийские снаряды.
  • Армии лишатся основного метода ведения боевых действий — концентрации сил на важных участках. Она будет невозможна под угрозой поражения высокоточным оружием. Будет ограничена и способность войск к маневру силами. Вместо этого армии будут концентрировать огонь и маневрировать им.
  • Одним из основных методов ведения войны станут операции по дистанционному «воспрещению доступа к территории»: иными словами, противника будут удаленно бомбить, пока он не отступит или не откажется от своей атаки. Если политики все-таки потребуют занять территорию, этим будут заниматься немногочисленные мобильные силы — после операции по «воспрещению».
  • Понятия «прифронтовой полосы» и относительно безопасного тыла будут упразднены.
  • Потеряет смысл старая парадигма использования местности — возвышенности, которые веками использовались как важнейшие пункты, заняв которые можно получить лучший обзор местности (а значит, преимущество в информации), больше не будут играть такой роли. Война на суше станет аналогом войны на море, где каждая миля пространства равна другой такой же миле.
  • Потери среди гражданского населения будут не меньшими, чем в современных войнах. Это связано с тем, что важную роль будет играть урбанизированная местность, в которой можно спрятать средства огневого поражения — артиллерию и т. д.
  • Танки потеряют свою роль основы сухопутных сил: они не смогут бесконечно наращивать защиту против высокоточного оружия, в том числе дешевого и атакующего сверху. Их мес